Вместо четырех лет колонии — три года условно. Что повлияло на приговор Егору Жукову?

15

Подсудимый был готов к реальному сроку. Его признали виновным в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности с использованием интернета. Поддержать Егора Жукова пришли около 200 человек

Вместо четырех лет колонии — три года условно. Что повлияло на приговор Егору Жукову?
Фото: Андрей Никеричев/АГН «Москва»

Суд признал студента ВШЭ Егора Жукова виновным в публичных призывах к экстремизму, но дал три года условно и на два года запретил ему администрировать интернет-ресурсы. Прокуратура просила четыре года колонии.
Жуков был готов к лишению свободы: в суд он пришел с вещами и в кроссовках без шнурков.

У здания Кунцевского суда утром 6 декабря собралось более 200 человек, в том числе студенты, активисты и даже священнослужители. Уже на улице Жуков рассказал, что условный срок нельзя считать победой.

Егора Жукова арестовали в начале августа по делу о массовых беспорядках 27 июля в Москве. Он отсидел месяц в СИЗО, затем его перевели под домашний арест, а вскоре уголовное дело прекратили, но возбудили новое — уже за ролики на его YouTube-канале — по статье о призывах к экстремистской деятельности.

Поддержать Егора Жукова в суд пришли проректор ВШЭ Валерия Касамара, рэпер Оксимирон, писатель Дмитрий Быков, главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, актриса Чулпан Хаматова. Мыслями о том, что повлияло на решение суда, с Business FM поделился Дмитрий Быков.

Дмитрий Быков писатель, журналист «Я думаю, в наибольшей степени повлияли три вещи. Во-первых, дело слишком откровенно рассыпалось в суде. Второе обстоятельство — это, конечно, грандиозная харизма самого Жукова, его потрясающая речь, которая уже вошла в российскую историю. И в-третьих, огромное, без преувеличения, количество протестующей молодежи. Молодежи они пока боятся, потому что с молодыми так просто не заговоришь».

Рэпер Оксимирон, выступая перед зданием Кунцевского суда, назвал условный срок доказательством того, что дело изначально было сфабриковано:

«То, что это «условка», очень радует. Это означает, что привлекать внимание к таким вещам — это реально работает. Понятно, что в современных реалиях мы воспринимаем условный приговор как оправдательный, он реально является оправдательным. К сожалению, все равно приговор есть. Но по факту он условный только потому, что каждый из тех, кто поддерживал и привлекал внимание к этому, это делал. Поэтому я хочу сказать огромное спасибо всем, кто за последние четыре месяца, не боясь показаться городским сумасшедшим, привлекали внимание к этой проблеме, конкретно к делу Егора. Это первое. То, что приговор оправдательный, говорит о том для всех, кто сомневался, что обвинения в адрес других фигурантов дела с огромной вероятностью, практически 100%, являются тоже натянутыми, притянутыми за уши, а сроки — дикими и абсолютно неадекватными. К сожалению, ресурсы конечны у всех. Поэтому я прошу у всех немедийных людей, которые здесь собрались, тоже продолжать об этом говорить».

В приговоре сказано, что в своих заявлениях Жуков использовал знания, полученные в Высшей школе экономики. Проректор ВШЭ Валерия Касамара в интервью радиостанции призвала не принимать это утверждение близко к сердцу. По ее словам, в вузе рады, что Егор сможет вернуться к занятиям.

Валерия Касамара проректор Высшей школы экономики «Я бы не хотела в данном случае трактовать каким-то образом то, что прозвучало из уст судьи. В данном случае тяжело было бы отрицать, что молодой человек учился, получал знания. Понятно, что он взрослел, мужал. Поэтому, конечно, на процесс его образования Высшая школа экономики повлияла непосредственным образом. Но лично у меня эта формулировка беспокойства не вызывает. Вы знаете, мы так устали за эти месяцы и последние дни, пока длился суд, что сейчас придумывать какие-то конспирологические теории уже сил нет. Мы за это время поняли, что надо жить сегодняшним днем и делать то, что мы должны делать, — учить наших студентов. Этим мы и занимаемся».

Глава президентского Совета по правам человека Валерий Фадеев приветствовал решение суда. По его мнению, условный срок позволит Жукову двигаться дальше, а суд поступил гуманно, разумно и сбалансированно.

Давать за четыре ролика на YouTube четыре года было бы слишком, комментирует политолог Георгий Бовт.

— Все-таки давать за четыре ролика в YouTube четыре года — это как-то слишком. Но главное же, что за Жукова заступались весьма влиятельные люди — как формально, так и негласно, я думаю, это происходило, поэтому решили не усугублять. С точки зрения той части общества, которая вообще следит за этим процессом, конечно, есть вопросы к лингвистической экспертизе, что считать экстремизмом и так далее. Вообще, осуждать за слова в этой части общества считается неприличным, как и во многих других странах мира. Антиэкстремистское законодательство, которое преследует за посты в соцсетях, вообще странное. На это уже обращали внимание, в том числе и на высоком политическом уровне.

— Еще одна фраза, на которую многие обратили внимание, это фраза главы СПЧ Фадеева, что это «сбалансированное решение суда». В то время как решение суда, вообще, должно быть законным и справедливым.

— Это надо спросить у самого Фадеева, он в достаточно сложной ситуации, ему надо еще войти в роль главы Совета по правам человека, поэтому он, конечно, не будет экстремистски высказываться с точки зрения прав человека, приветствовать приговор суда, который носит явно политический характер. С другой стороны, будучи Фадеевым, таким, как он есть, он, конечно, не может и осудить решение суда, который вынес обвинительный приговор по делу об экстремизме, и сказать, например, что приговор неправосуден, особенно в части странного решения запретить администрировать интернет-ресурсы. Это такая новелла, на которую, мне кажется, стоит обратить внимание.

— В приговоре отдельно суд указал, что Жуков использовал знания, полученные в вузе. Это можно назвать ударом по Высшей школе экономики?

— По Высшей школе экономики, я думаю, в определенных консервативных или реакционных кругах вообще давно хотят ударить. Такое давление есть, и оно выливается в целый ряд решений, которые принимает Высшая школа экономики, их вынуждают даже сдавать назад некоторые части своего либерализма, которым она прежде отличалась.

— Хотелось бы попросить вас подытожить отношение власти к этому делу о летних протестах, потому что сегодня остальные фигуранты получили совершенно разные приговоры: Новиков бросил бутылку в полицейского — получил штраф в 120 тысяч рублей, Чирцов толкнул полицейского — получил год колонии.

— В общем на действия против полицейских реагируют традиционно жестко, но поскольку пластиковая бутылка — это случай анекдотичный, то решили не сажать за это. А вот за толчок в грудь решили посадить на год. Так будет продолжаться и впредь: всякие действия, которые можно истолковать даже в извращенном виде как насильственные по отношению к правоохранителям, будут караться подчеркнуто жестко.

На решение суда повлиял широкий общественный резонанс, уверен эксперт Института гуманитарно-политических исследований, политолог Владимир Слатинов.

— Произошло примерно то же самое, что с Иваном Голуновым или актером Павлом Устиновым. Мы все наблюдали то, что происходило последние дни с информационным полем, и совершенно очевидно, что если бы сегодня Жуков получил реальный срок, это привело бы к очень серьезному общественному обсуждению и к росту издержек для власти, поэтому проще в данную ситуацию вступить, сохраняя общий репрессивный тренд, но уменьшая издержки от конкретного приговора по локальному делу.

— В приговоре суд указал, что Жуков использовал знания, полученные в вузе. Как это можно понимать, какой это сигнал для ВШЭ?

— Сигнал нехороший, и мы понимаем, что здесь руководство вуза ведет себя достаточно осторожно, пытаясь всяческим образом откреститься от вообще политической деятельности внутри вуза, перекрывая соответствующие возможности. Но по-человечески, обратите внимание, поддержка все-таки есть, потому что было и присутствие должностных лиц вуза, в том числе и в зале суда, это о многом говорит.

Журналисты попросили прокомментировать решение суда пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова.

— Суд приговорил Егора Жукова к трем годам условного срока. В целом в Кремле заметили тот общественный резонанс, который это дело вызвало?

— Мы видели действительно разные дискуссии на этот счет, разные личные точки зрения, которые высказывались главным образом в интернете. Мы не сторонники на что-то закрывать глаза, но и не склонны что-то преувеличивать. Решение суда комментировать традиционно не могу и не буду.

— Президенту докладывали об этом деле, он в курсе?

— Безусловно. Но ведь по следам московских событий речь же идет о нескольких делах. Конечно, президент не имеет возможности вникать в детали каждого из этих дел.

— Вы оцениваете общественную реакцию как серьезную, заметную или в Кремле считают, что ничего важного вокруг этого дела не происходит?

— Есть определенный общественный резонанс, и я же говорю, что мы не закрываем глаза ни на что. Очень внимательно все отслеживаем. Но мы не склонны преувеличивать степень и ажиотажность этой реакции.

В пятницу, 6 декабря, также вынесли приговоры трем другим фигурантам «дела 27 июля»: Павлу Новикову, Никите Чирцову и Владимиру Емельянову. В ходе несанкционированного митинга оппозиции в Москве эти люди, как утверждает следствие, применили насилие, неопасное для жизни и здоровья, в отношении сотрудников полиции и Росгвардии. Новиков вину признал, двое других подсудимых ее отрицали. Тем не менее обвинение запросило всем реальные сроки от трех до четырех лет заключения.

Павлу Новикову Тверской суд назначил штраф в 120 тысяч рублей. Владимиру Емельянову дали два года условно, его освободили в зале суда. На заседание пришли Алексей Навальный, Илья Яшин и лидер группы «Кровосток» Антон Черняк. Кроме того, Следственный комитет сообщил, что пришел к выводу об отсутствии состава преступления в действиях еще одного фигуранта дела о массовых беспорядках — Сергея Фомина. Уголовное преследование в его отношении прекращено, а избранная ранее мера пресечения в виде домашнего ареста отменена.

Как считает управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федор Трусов, столь мягкие наказания вовсе не означают, что в России настал «день гуманизма». По его мнению, таким образом решили предотвратить негативную реакцию общества и не делать из фигурантов мучеников.

Федор Трусов управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» «Тут скорее не день гуманизма в наших российских судах, потому что наши суды, к сожалению, в данном случае выступили просто продолжением воли правоохранительных органов. В данном случае бесспорно то, что решения по этим приговорам принимались не в судах. То, к чему люди будут приговорены, к сожалению, решали не судьи. Поэтому и в данном случае понятно: кто-то наверху задумался, что определенным образом само возбуждение этих дел и наказания по ним настолько создают в обществе негативный фон, что это приводит к куда более худшим последствиям. Власть понимает, что жестокими приговорами будет провоцировать людей идти под знамена оппозиции. И поэтому сравнительно мягкие приговоры как раз направлены на то, чтобы не сделать из людей мучеников. То, что суд по делу главного «героя» [Жукова] принял в качестве смягчающих обстоятельств стандартные, классические установки, означает, что суду просто каким-то образом нужно было выкручиваться. Хотя, бесспорно, здесь должен был быть оправдательный приговор. Но по такой категории дел вынести оправдательный приговор было бы фурором».

Никиту Чирцова суд приговорил к одному году лишения свободы в колонии общего режима.

Комментарии закрыты.